К началу

Мужской, Военный, Оружейный форум «Мировое Вооружение»: Война в Дагестане — угроза всей России - Мужской, Военный, Оружейный форум «Мировое Вооружение»

Перейти к содержимому

Пользователь офлайн worldweapons 

  • Админ. Создатель.
  • Вставить ник
  • Цитировать
  • Группа: worldweapons.ru
  • Сообщений: 601
  • Регистрация: 02 Январь 11
  • В соц. сети:worldweapons
  • Город:Томск
  • Страна:
  • Онлайн: 31 дн. 1 час. 2 мин. 11 сек.
  • Благодарили: 6 Раз
Репутация: 10 000
Неоспоримый

 Любить оружие, не значит любить убивать!  Любить оружие, не значит любить убивать! Отправлено 07 Февраль 2011 - 12:58 (#1)

Война в Дагестане — угроза всей России


"Духовное наследие" 01.08.2000
Геополитическое значение Кавказа для России
Еще более полутора столетий назад большинство европейских политиков пришли к заключению, что Кавказ является для России «ахиллесовой пятой». Утверждалось, что именно туда следует наносить прицельный удар, чтобы свалить «русского медведя». Были, однако, и такие, кто советовал этого не делать. Нет, не из любви к России, а из соображений безопасности для самой Европы, поскольку она обязательно оказалась бы под обломками разрушающейся империи.
Действительно, и в настоящее время Северный Кавказ является самым сложным регионом России в связи с нерешенностью проблем государственного управления, федеративного устройства, обострением социально-политических, экономических, религиозных и других противоречий, которые угрожают национальной безопасности всей страны. Это один из самых уязвимых сегментов российского геополитического пространства. Не случайно именно этот регион традиционно являлся арендой самых жестоких военных конфликтов между Российской империей, с одной стороны, и Турцией, Ираном — с другой. Действия последних активно поддерживала Западная Европа.
С точки зрения геополитики Кавказский регион России представляет собой крайне важный стратегический узел. Кавказ является как бы связующим звеном между Европой и Центральной Азией, обеспечивает выход к системе трех морей — Каспийскому, Черному и Азовскому, а через Азовско-Черноморский бассейн — в Средиземноморье, к Гибралтарскому проливу и Суэцкому каналу. Закавказские государства имеют здесь основные экономические транспортные и транзитные пути с Россией, дублировать которые практически не представляется возможным. Кавказ напрямую граничит с Турцией — членом блока НАТО. Плодородные земли Ставропольского и Краснодарского краев, ресурсы осетровых рыб Каспийского побережья, запасы нефти и газа — все это находится в Кавказском регионе.
Словом можно утверждать, что тот, кто обладает влиянием в этом регионе, в той или иной мере владеет значительной частью нашей планеты.

Военно-стратегический замысел

У экспертов любого толка сейчас практически нет сомнений, что дестабилизация обстановки на Кавказе есть результат спланированной Западом политики, направленной на ослабление позиций России в этом регионе, как, впрочем и на Балканах, при одновременном закреплении своего присутствия и оказания существенного влияния на развитие социально-экономических, этно-религиозных и военно-политических процессов. В событиях на Кавказе отчетливо видны многие элементы «югославского сценария» на его раннем этапе. Налицо те же постоянно подогреваемые сепаратизм, национализм, религиозный фанатизм, подолгу сохраняемые очаги напряженности (Нагорный Карабах, Абхазия, Чечня), взаимные территориальные претензии и т.д.
Пока страна находится в нынешнем дезорганизованном состоянии, следует ожидать, что политика Запада останется неизменной — исподволь способствовать углублению кризиса в Российской Федерации с переводом его из экономической и политической сфер в военную. В этой ситуации основную угрозу для России представляют внутренние конфликты по «Кавказской дуге» от Чечни в Дагестан через Кабардино-Балкарию в Адыгею, а также в других районах с кризисным экономическим и социально-политическим положением. При этом модель разрушения России будет в целом соответствовать модели распада Советского Союза и Югославии.
Анализ причин распада СССР и СФРЮ и кризиса в СРЮ показывает что, особое значение для России приобретает выявление и поиск путей предотвращения тенденций роста сепаратизма и национализма со стороны субъектов Федерации.
Особенно активно в последнее время в борьбе за вытеснение Кавказа из сферы национальных интересов России эксплуатируется религиозно-этнический фактор с применением военной силы, который очень четко просматривается на примере Чечни и Дагестана, а также Карачаево-Черкессии.
Ослабление административного влияния федерального Центра многие региональные лидеры, например в Чечне, используют для укрепления своей личной власти при поддержке извне. Эта поддержка выражается в финансовых вливаниях как с Запада (США, Турция), так и с Востока (Иран, Пакистан, Саудовская Аравия). По данным разведки, в финансировании сепаратистов из Чечни принимали участие и высокопоставленные российские олигархи с целью дестабилизации политической обстановки в Москве, отвлечения внимания россиян и правоохранительных органов от скандалов, связанных с валютными аферами и другими злоупотреблениями.
Чеченские лидеры осознали, что Ичкерия в ее нынешних границах как самостоятельное государство нежизнеспособно. Ее руководство делает ставку на отрыв от России всего Северного Кавказа и, в первую очередь, Дагестана, особое значение которого определяется его географическим положением (близость к крупнейшим странам исламского мира, выход к Каспийскому морю и нефтяному шельфу, международные транспортные коммуникации). Развитие событий предполагалось по следующему сценарию.
Заблаговременная подготовка вооруженных группировок и районов предстоящих действий, тайное проникновение в труднодоступные районы Дагестана, инспирирование вооруженных конфликтов на границе и по всей территории республики. Затем, после их эскалации, «добровольное» присоединение к Чечне на основе решения религиозных лидеров (мусульманской шуры), создание государства с шариатской формой правления и предоставлением Чечне выхода к Каспийскому морю.
В последующем ставка делалась на создание по аналогичному сценарию единого кавказского государства в составе Чечни, Дагестана, Ингушетии и Калмыкии, на основе которого станет возможным создание так называемой «Кавказской конфедерации» с участием других Северо-Кавказских республик и стран Закавказья.
Идеологической платформой этих геостратегических устремлений был избран ваххабизм.
Подтверждением реальности этих планов служат следующие факты.

Реализация замысла: вторжение

Августовскому вторжению в Дагестан предшествовали многочисленные бандитские вылазки, которые в летние месяцы совершались практически ежедневно на протяжении всей административной границы Чечни с Ингушетией, Ставропольским краем и особенно с Дагестаном. Анализ почти 100 последних нападений на милицейские блокпосты и заставы Внутренних войск (ВВ), тактики боевых действий бандитских групп, террористических актов и диверсий позволяет сделать вывод не только о тщательно спланированном сценарии эскалации данного вооруженного конфликта, но и его неизбежности, неотвратимости в силу патологической воинственности тех сил, которые сознательно и бесповоротно встали на путь насилия и агрессии. По этой причине уже задолго до августовских событий Юг России, ставший заложником террористов благодаря их постоянно нараставшей активности, стал превращаться во фронтовую зону. Характерно, что среди жертв вопиющего беспредела, укоренившейся практики бандитских акций преобладает мирное население, жизнь которого во всех прилегающих к Чечне регионах стала почти невыносимой. Меры, принятые местными органами исполнительной власти по обеспечению безопасности российских граждан, были явно недостаточными по причине слабой поддержки и ограниченной помощи Центра.
Еще в период чеченского конфликта Ботлихский и Цумандинский районы, районы сел Карамахи и Чабанмахи на территории Дагестана были подготовлены незаконными бандформированиями как базовые опорные пункты начальной фазы конфликта.
В течение последних полутора лет радикальными исламскими силами осуществлялась подготовка к свержению конституционного строя в Дагестане. За это время было обучено несколько тысяч наемников различных национальностей, созданы запасы оружия и боеприпасов, продовольствия и других материальных средств.
Начальный этап реализации далеко идущих геостратегических замыслов, непосредственными исполнителями которого стали боевики, возглавляемые Ш.Басаевым, был щедро профинансирован из внешних источников, под которыми подразумеваются «страны Запада», а также один из известнейших террористов и лидеров движения «Талибан» Бен Ладен и некоторые другие. По данным российских спецслужб, бюджет операции в Дагестане может составлять многие десятки миллионов долларов.
В неподконтрольных официальному Грозному формированиях экстремистов, в которых наряду с чеченцами было немало выходцев из Дагестана, а также из Афганистана, Таджикистана и Ближнего Востока, собралось немало авантюристов, всегда готовых идти с идеями ваххабизма с оружием в руках при соответствующей оплате.
Многие из них умудряются соединять свою «веру» с наркоспиртоводочным бизнесом, похищением и торговлей людьми, разбоями и другими уголовно наказуемыми преступлениями.
Наемники оказались хорошо обучены и прекрасно оснащены для вооруженной борьбы в горных условиях. Их действия предполагалось поддерживать постоянным пополнением людскими ресурсами и вооружением.
Усилия бандитов были подкреплены пропагандой и информационным воздействием, в том числе с использованием СМИ. На территории Дагестана была создана «пятая колонна» для содействия боевикам.
Нелегальное проникновение бандформирований в Ботлихский и Цумандинский районы Дагестана началось в середине лета 1999 г. с целью завоевать доверие местного населения и довести до стадии «кипения» недовольство сложившейся ситуацией в республике; чеченские боевики всячески демонстрировали свою религиозность и уважение к местным нравам и обычаям. В последующем же проявилась истинная сущность вторжения на территорию независимой республики «воинов ислама»: захват жителей дагестанских сел в качестве заложников и создания живого щита от ударов войск (сил), осквернение мечетей, взрывы домов с женщинами и детьми, грабеж и вывоз имущества и т.д.
В организации отпора агрессии на этот раз не было явно слабых мест. Достаточно активным и целенаправленным было информационное обеспечение военных действий, причем не только на федеральном уровне, но и в средствах информации Дагестана, которые работали весьма эффективно. В значительной степени изменилось отношение командования к подчиненному личному составу в плане максимального снижения потерь. Стремление к сохранению жизни военнослужащих, тем не менее, почти не отразилось на результатах боевых действий, на их активном и решительном характере.
В то же время уровень материально-технического обеспечения не позволил достичь более высокой степени поражения живой силы и огневых средств противника, ограничил тактические наступательные возможности федеральных войск. Вследствие этого значительная часть экстремистов смогла уйти из района боевых действий, несмотря на то, что он был блокирован.
Спустя некоторое время эти недобитки вновь взялись за оружие. Оттягивая на себя значительные силы и средства федеральных войск в Ботлихском и Цумандинском районах, они создали условия для подготовки более крупной операции основных сил боевиков (свыше 2 тыс. чел.), находящихся в полной боевой готовности на других участках дагестано-чеченской административной границы.
За новыми вспышками (в Буйнакском, Новолакском, Кизлярском районах) скорее всего последуют следующие. За счет этого планируется рассредоточить усилия основной группировки федеральных войск, растянуть ее по периметру границы и вовлечь в затяжную борьбу части и соединения Вооруженных Сил, предназначенных для отражения внешней агрессии, а не для борьбы с большим количеством мелких и малоуязвимых групп боевиков, использующих тактику партизанских действий в идеальных условиях горно-лесистой местности.
Вероятность перспективы такого развития дальнейших событий возросла после введения А.Масхадовым чрезвычайного положения в Ичкерии и резкого усиления антироссийских настроений у значительной части ее населения. В такой обстановке, безусловно, нельзя рассчитывать на то, что после проведения довольно успешных операций по освобождению горных дагестанских сел начавшийся вооруженный конфликт пойдет на убыль. Стало очевидно, что результаты, достигнутые в ходе пресечения агрессии в августе-сенятбре, можно расценивать лишь как первые шаги, как одну из фаз сложной и упорной борьбы по обеспечению полного разгрома боевиков. Поэтому дальнейшее проявление агрессии на границе с Чечней, как минимум, и даже террор в российских городах, о котором объявил Ш.Басаев, как наиболее неблагоприятный сценарий развития обретает все большую реальность. Подтверждением этого является, в частности, варварская акция по взрыву жилого дома для военнослужащих в г. Буйнакске, а также непрекращающиеся попытки совершения других террактов, информация о которых поступает практически постоянно.
Что же касается стратегии, реализации геополитических замыслов радикального ислама, то начавшаяся агрессия в Дагестане является неоспоримым свидетельством экспансионистских устремлений агрессивного крыла фундаменталистов. Подтверждением этого является также дальнейшее распространение географии провокаций, террористических акций в Центральной Азии (Киргизия и Узбекистан) при поддержании высокой активности ядра экстремистских сил, укоренившихся в регионах Северного Кавказа.

Предварительные уроки и выводы из событий на кавказе

1. События в этой республике были направлены на усиление дестабилизации в одном из регионов РФ, характеризующихся сложной, весьма неблагополучной обстановкой. Она представляет собой проявление системного кризиса, продолжающегося уже длительное время. Отсутствие перспективы его преодоления, наличие многочисленных нерешенных противоречий в важнейших сферах жизни создает благодатную почву для различных авантюр, провокаций, инцидентов и т.д., поскольку часть населения в силу полной безысходности может решиться на любые неожиданные и деструктивные действия.
2. Внутренние силы агрессии и войны, базирующиеся на юге страны, становятся наглее, решительнее, получают возрастающую целенаправленную поддержку извне, наращивают арсенал методов и средств расшатывания и все большего обострения ситуации на Северном Кавказе и даже в других регионах страны.
3. У большей части политического руководства страны нет ясного представления о роли и месте Вооруженных Сил РФ, МВД, ФПС, других войск, воинских формирований и органов в обеспечении безопасности государства перед лицом внутренних угроз. До тех пор, пока не будет глубокого понимания этой проблемы, события будут продолжать развиваться по наименее желательному варианту. Отсутствие законов о чрезвычайном и военном положении с четкой системой управления и определения ответственности будет вынуждать и в дальнейшем «гасить пожар в собственном доме чем попало».
4. Агрессия в Дагестане способствовала укреплению единства народов этой многонациональной республики, усилению их негативного отношения к идеям ваххабизма и, особенно, к его носителям в лице бандитских формирований, возрастанию авторитета государственной власти РФ среди местного населения и увеличению числа приверженцев пророссийской ориентации.
5. Первые поражения Ш.Басаева и Хаттаба, являющихся лидерами чеченских боевиков, гибель многих сотен бандитов значительно обострили ситуацию в Ичкерии. К огромному числу терзающих ее нерешенных проблем, среди которых особенно выделяются связанные с преступностью и нищетой, добавилось еще и резкое обострение отношений с соседним Дагестаном. У значительной часть чеченцев выражается готовность с оружием в руках выступить против преступных группировок, чтобы положить-таки конец беззаконию и беспределу.
6. Исходя из позитивных изменений обстановки на Северном Кавказе, связанных с первыми успехами и дальнейшим нарастанием отпора агрессии, крайне важно использовать сложившуюся политическую и психологическую ситуацию в целях значительного усиления влияния законно избранной власти в данном регионе. Факторами такого усиления должно быть не только наращивание военного присутствия, но и рост политической активности, всемерное сближение интересов Центра и местных элит. Пора перейти от пассивной и выжидательной политики к выдвижению инициатив, способствующих решению наиболее острых проблем и противоречий.
7. Важнейшим фактором сдерживания является обеспечение надежной защищенности границ с Чечней. К сожалению, в ходе августовских событий выяснилось, что дагестано-чеченская граница на ряде участков оказалась практически незащищенной. Именно из Ботлихского района несколько месяцев назад были выведены десантные подразделения, что, естественно, значительно облегчило задачу практически беспрепятственного проникновения боевиков на территорию соседней республики.
До сих пор не разработана нормативно-правовая база охраны административных границ Чечни с учетом ее особого статуса с другими граничащими с ней субъектами РФ, что, безусловно, создает проблемы в обеспечении неприкосновенности их территории от посягательств боевиков. Кроме того, в ходе военных действий вновь выявилась недостаточность разработки правовых основ совместного применения Объединенных группировок ВС, других войск, воинских формирований и органов РФ по выполнению оперативных и оперативно-тактических задач.
8. Обострение ситуации на дагестано-чеченской границе происходило на протяжении достаточно длительного времени. Информация о готовящейся вооруженной акции со стороны Чечни шла постоянно и направлялась в соответствующие органы руководства как Дагестана, так и РФ. Однако каких-либо предупредительных мер, прежде всего со стороны МВД, принято не было. Особенно удивляет бездействие соответствующих органов охраны правопорядка, вне поля зрения которых оказались довольно мощные укрепления, сооруженные боевиками в горах, а также сосредоточение боевиков у границы в преддверии агрессии. Не выдерживает никакой критики позиция высших должностных лиц МВД, которые не только сами игнорируют тревожную информацию из Кавказского региона, но и, что не поддается здравому смыслу, призывают к этому и СМИ. Причем умудряются делать это тоном, не терпящим возражений. Отсутствие же или неполнота необходимых данных о районе военных действий отрицательно сказалась на сроках развертывания Объединенной группировки и ее готовности к началу операции. Поэтому сбор и анализ необходимых разведданных об обстановке в Чечне и на ее границах должен быть, безусловно, на несколько порядков выше.
9. В связи с тем что развитие событий на дагестано-чеченской границе шло по нарастающей, провокации, террористические и тому подобные акты, направленные, прежде всего, против МВД, становились все более неприкрытыми и агрессивными, следовало осуществить систему действенных мер по активному противодействию усиливающемуся разгулу бандитизма. Это тем более необходимо было сделать, поскольку число жертв, в том числе сотрудников правоохранительных органов, в дни и недели, предшествующие началу вооруженной агрессии, резко возросло. Однако органы МВД, ВВ МВД избрали тактику ситуативного реагирования и выжидания. Инициатива была на стороне бандитов, которые умело пользовались пассивностью, полумерами и недостаточным профессионализмом правоохранительных органов и сумели добиться резкого обострения обстановки перед началом вооруженного конфликта. Одной из мер по выправлению ситуации является создание оперативной группировки ВВ МВД в Дагестане, которая, опираясь на поддержку населения, имела бы возможность обеспечить должный порядок в республике.
Немаловажным фактором является достойное финансовое обеспечение военнослужащих, участвующих в боях. Одно дело, сидя в Москве, самому себе назначать оклады (председатель Центробанка — 400 тыс. долл. в год) и заботиться о собственном благополучии (регулярное повышение окладов и льгот в Государственной Думе), а другое дело — с оружием в руках отстаивать национальные интересы (с нищенскими окладами, не выплачиваемыми вовремя, «компенсируемыми» постоянными посулами и обещаниями).
Следует отметить, что значительно более эффективной оказалась тактика военных действий федеральных войск, которые использовали оптимальные для данного района виды вооружения и военной техники — комплексно, системно осуществляя постоянную разведку и другие виды обеспечения в ходе ликвидации противника.
Намного возросла степень взаимодействия между Вооруженными Силами, ВВ МВД, другими войсками, воинскими формированиями и органами при выполнении поставленных задач не только на оперативном, но и на тактическом уровне. Это свидетельствует о большой работе, проделанной руководством и штабами силовых ведомств за время, прошедшее после вооруженного конфликта в Чечне. Вместе с тем необходимо в кратчайшие сроки на базе существующего опыта разработать и внедрить в практику действий войск (сил) специальную операцию разнородных компонентов группировки, действующих под единой системой управления.
Боевые действия выявили немало проблем в техническом оснащении ВС современной военной техникой и вооружением. Существующие традиционные средства разведки и связи уже не способны обеспечивать необходимые темпы оперативного информационного обеспечения органов управления. Возможности развернутых космических систем по ведению разведки, обеспечению связи и топопривязки реализуются не полностью, ввиду слабого функционирования наземной инфраструктуры по приему информации из космоса. Имеются и другие нерешенные вопросы, которые могут и должны быть решены путем запуска в серийное производство разработанных в последние годы нашими учеными и конструкторами новейших образцов военной техники и вооружения.
Наконец, еще одним уроком является то, что события в Дагестане показали необходимость проявления политической воли и решимости в использовании силы, без которых невозможно пресечение агрессии.
Проявление этих качеств должно осуществляться твердо, без колебаний, с учетом конкретной обстановки на самом высоком уровне, чтобы исключить сомнения, пассивность, непоследовательность, нерешительность и тому подобные негативные проявления на военно-политическом и оперативно-тактическом уровнях. И малую и большую войны объединяет то, что победа и в той и в другой может быть достигнута лишь благодаря общим стремлениям и совместным усилиям не только солдата и генерала, но и журналиста, министра финансов и, безусловно, самого Президента РФ.
Это тем более важно сознавать в столь непростое для страны время, когда ей одной, без какой бы то ни было поддержки извне, приходится решать сложнейшие проблемы и задачи, от которых зависит будущее наших граждан, судьба многих народов и государств, неразрывно связанных с Россией.


Поделиться темой:




Быстрый ответ

  

1 человек читают эту тему
0 пользователей, 1 гостей, 0 скрытых пользователей


Введите ваши имя пользователя и пароль


Опции входа
  Open ID